Oformitelblok

 

А.А. Заболотников

"Гиперборейцы"

(поэма)

Не азиаты - мы, не европейцы,

Пускай никто, пусть не чета мы вам,

Но не дадим рвать Русь напополам,

На то мы все-таки - Гиперборейцы!...

 

Упорно вы про двойственность души

Поете нашей, чуть не воспевая,

Из-за спины ж, нас в этом убеждая,

Достать готовы наши ж палаши.

 

То не душа - двоит ваш лживый взор,

Еще хмельной с кровавого похмелья -

"Гостей" всегда тем щедро поим зельем,

Но фляги наши полны до сих пор!

 

Нет, вы правы: таких, как ваши, две -

В нас, даже больше, но не ваши - мера!

Да, многолика даже наша Вера,

Но об одной душе и голове!

 

Смешно вам: трижды русские пимы

На грабли ступят, чтоб не повториться,

Но сколь раз вы - со счету можно сбиться -

Ступали босыми в сугроб зимы?

 

Отсель, скорей, и ваш глобальный план

Всех нас в края без зим переселенья;

Одно забыли: мы - не населенье,

Наш курс на Север - не самообман,

Картина к поэме "Гиперборейцы"

И не от готов, гуннов ли наш Род

Бежал в зимы суровые просторы,

Не алча новых земль, Урала горы

Преодолеть решил вдруг наш Народ.

 

Не бегство то - обратный путь домой,

В края любви навстречу птичьим ветрам,

Нам "крепостей" ведь ваших кубометры

Тесней могилы, коль в земле чужой...

* * *

Не азиаты - мы, не европейцы.

Тибета, Альп и Анд древней Урал.

Он не рассек, а швом живым спаял

В единый край поля Гиперборейцев.

 

Витой, тернистой, каменной тропой

Ведет на Север мимо Аркаима*,...

Оттуда шли мы, бросив край родимый,

Гонимые студеною порой,

 

Сложив крылами паруса ладей,

Как на колени, ставя на колеса.

Алмазы слез усыпали, как росы,

Следы плывущих посуху людей.

 

А за спиной туманною стеной

Вставал ледник, кровь белых рек глотая,

И города с лица земли срывая

Ленивою волною ледяной...

* * *

Ушли давно на юг шумер, эллин,

Индус и хетт... по тропам кроманьонцев,

Шли за горы и в горы, ближе к солнцу

Из тьмы прохладой залитых долин,

Картина к поэме Заболотникова "Гиперборейцы"

Несли с собою в образах Богов

Черты былого уж Златого Строя,

По новой храмы строя выше втрое,

Не веря уж в незыблемость веков;

 

Шли, на привалах плача о ночах,

Где явь и сон без грани и без меры,

Под вечер - о горе священной Меру*,

Златой полгода в солнечных лучах

 

Средь Островов Блаженных, что плывут

Крестом вкруг свастики Златого Кола*,...

Но стали те вдруг мерзлою Похьёлой*,

Откуда Нагльфар* мертвых Локи* плут

 

И Хрюм* на юг ведут, взяв точный курс

К причалу смерти - битве Рагнарёка*,

Когда вослед трех лет зимы жестокой

Мир, как и Вюрм*, мечом разрубит Сурт*!

 

То, видно, зная Бури* скандинав

И не спешил покинуть край любимый,

И сладко спал, прильнув к соленым льдинам,

Вослед кресту над миром лишь восстав,

 

Вновь распустив Дракены* паруса

Ладьям навстречу - братиям-славянам,

Кто неприкаянно блуждал по странам

Со стрелкой лет, недвижной на часах,

 

Как до сих пор брат арий их, цыган

По миру бродит “шумною толпою”,

Вне Родины не ведая покоя -

Земля ж чужая - как чужой карман...

* * *

Ушли последними, когда плач струн

В перстах Бояна мерзлых стал не слышен,

И ледяными лубяные крыши

Их стали, и умолк вдруг Гамаюн,

 

На тыщи лет вещая пустоту

Бескрайних льдов и гибель исполинов,

И памяти безмолвные картины,

Златому Веку подводя черту...

 

Шли как на день - не на веков же сто?! -

В надежде ли, что вспять польется Волга,

Лишь скажет витязь-оборотень Вольга,

Иль вдруг Перун спалит из льда плато;

 

Шли, все оставив, только берегинь

Взяв изваянья - обереги Рода,

Любовь была ж попутчицей исхода

По брегам Дона и предгорьям Инь*;

 

И возвращались трижды с полпути

Вслед птиц, летящих на крылах Борея,

Чтоб убедиться вновь, глазам не веря,...

Иль некуда от Родины идти -

 

Везде ж чужая им была земля:

С домами их срывались в пропасть горы,

Делить и с паводком устали норы,

Пожарам-ворам - засевать поля;

 

Но был творцом он, Велеса народ -

Всех раньше расцвели ж брега Дуная!

Пока там жить не начали, стяжая,

Вдохнув Мамоны ветры с мертвых вод;

 

Пел, пил, пахал он днем, а по ночам

Брел за Повозкой* Млечною дорогой,

Вслед за звездой недвижной недотрогой,

И рвал рубахой душу пополам!...

* * *

Да, коням их неведом путь домой

Доселе был, но от слепней на Север

Рванули комони, столь сладким клевер

Им показался на земле... родной.

 

Забылись вмиг пустыней пустоши

И Семиречья* каменные тропы,

Взамен лишь готским рокотам Европы

Средь чащ им зашептали камыши.

 

Но, раньше где бескрайние поля

Стелились вширь зелеными коврами,

Все было скрыто темными борами.

Встречала их другая уж земля.

 

И ни следа от капищ, городов,

На месте их - других племен кострища,

Но волхв по ним места святые ищет -

У нас одни ж святилища Богов.

 

И среди скопищ каменных морен

Былых жилищ найдя порой обломки,

Им молча поклоняются потомки

Гипербореев, не склонив колен.

 

Перед судьбой, и не прося наград

За возвращенье, принеся лишь требу

Своим Богам и предкам свежим хлебом,

В местах былых возводят Новый Град,

 

Взор устремляя дальше к берегам,

К которым пращур некогда причалил,

С такою же великою печалью,

С мольбой к невинным столь же, белым льдам...

* * *

Нас нестерпимо манит белый цвет,

Как вас манит, наверное, цвет злата.

Для нас он - символ вечного возврата

На Родину, для вас - на тот лишь свет.

 

Здесь мир Богов, где ходят по воде

Якуты, финны, русские, индейцы...

Кто помнит, что они - Гиперборейцы,

Как вы о страшном помните Суде.

 

А нам что суд? И злата нет у нас,

Чужим Богам молились, но с оглядкой,

На праздник их справляли... но Колядки,

Воитель ваш для нас был только Спас.

 

Нам незачем одолевать врата

В небесный рай, иль в вашу бездну ада,

Посколь наш дом с Богов землею рядом,

А наша смерть - порога лишь черта.

 

Дрожите вы, считайте деньги, дни!

Терять-то жаль - одна ж всего душонка?

Мы ж в борт ладьи ладонью вдарим звонко -

Пусть слышат!... только Боги нас одни:

 

"Из мифов тех мы, да, Гиперборейцы,

Кто весело пирует круглый год,

Не ведая о будущем забот,

Как "азиаты" или европейцы,

 

Поскольку мы - на Родине уже,

От вас от всех, наверное, в отличье,

И что для вас - пустая воля птичья,

Для нас то - Рай, пускай и в шалаше...

 

Живем легко, саму жизнь не жалея,

Как надоест, взбегаем на обрыв

И в море белое, крыла раскрыв,

Летим... Встречай же нас, Гиперборея!"

Владивосток, 2000-2001 гг.



*Примечания:

Аркаим - древний уральский город;

Меру - северная гора Богов (центр мира) в древнеиндийской мифологии; (Располагалась прямо на Северном Полюсе )

Златой кол (Алтан гадас) - Полярная звезда в бурятской миф.;

Похьёла - Cеверная страна, темное царство в финской, карельской миф.;

Нагльфар - корабль из ногтей мертвецов в скандинавской миф.;

Локи - скандинавский бог-трикстер, отец чудовищ;

Хрюм - великан в сканд. миф.;

Рагнарёк - Гибель Богов и мира в сканд. миф.; (Событие это начинается с того, что зима длится три года не сменяясь теплом)

Вюрм - последний ледниковый период;

Сурт - великан, огненный меч которого спалит мир в конце битвы Рагнарёка;

Бури - прародитель сканд. Богов, слизанный коровой с соленых камней;

Дракена - боевой корабль викингов;

Инь - территория Индии и Китая в Велесовой книге;

Повозка - созвездие Большой Медведицы в индоевропейских мифах;

Семиречье - Средняя Азия в Велесовой книге.

Комони - кони по-древнерусски

Источник текста поэмы

 

 

Поделитесь с друзьями

Смотрите по теме: